еревня Пенягино расположена на краю высокого плато, круто опускающегося к широкой долине речки Баньки, которая в старину именовалась более уважительно - рекой Баней. Еще недавно это был живописный уголок природы, примыкавший к городу Красногорску, но теперь долина речки, сплошь застроенная гаражами, обезображена до неузнаваемости.

А между тем места эти очень древние. По соседству с Пенягином до второй половины прошлого столетия проходила большая дорога: сначала это была одна из звенигородских дорог, после основания Воскресенского Новоиерусалимского монастыря в XVII в. она стала Большой Воскресенской, затем Волоколамской. 

исьменная история этой местности начинается только в XV в., когда она входила в состав дворцовых владений московских князей: князь Иван III в 1460-х гг. в память по своим родителям пожаловал кремлевскому Архангельскому собору довольно большое земельное владение на речке Бане - село Плотниче с многочисленными деревнями. 

Описание принадлежавшей собору вотчины содержится в писцовой книге 1585-1586 гг. Увы, это было не лучшее время. Есть в этом списке и пустошь Пенягина.

Пенягино остается пустошью почти до середины XVIII в. Оно не упоминается в ревизских сказках 1722 г., и только в 1744 г. здесь отмечена деревня с 29 "ревизскими душами".
В описи имения, составленной поручиком Навагинского полка Михаилом Иевлевым в 1763-1764 гг., накануне секуляризации церковных имуществ, деревня называется по-разному (Пичегина, Пинчегина, Пичюгина) и числится в собственности протопопа Архангельского собора Василия Иванова:
Крестьяне в деревне явно были "новоприходцами" из вольных людей, поселившимися на земле протопопа и добровольно записавшимися в крепостные. Повинности новых поселенцев обычно были невелики, так как хозяин старался удержать их на своей земле. Крестьяне не были обременены господской пашней, только должны были накосить для господского двора 150 копен сена. 

Протопоп Василий Иванов оказался разумным хозяином. Он не мешал заработать своим крестьянам, не забывая при этом и о собственных интересах. На речке Бане была устроена мельница о двух поставах с избой и сенями, амбаром и сараем "под навес". Согласно справке, владелец платит за мельницу оброк по 9 рублей 50 копеек в год в Московскую губернскую канцелярию, "а от означенного протопопа отдается в оброк оной деревни крестьянину Аникию Алексееву по 40 рублей в год".

На некоторое время деревня сменила своего хозяина. Император Павел I, польстившийся на звание Великого магистра Мальтийского рыцарского ордена, образовал в 1798 г. в России 12 командорств, выделив для них села и деревни, доходы от которых должны были отдаваться в пользу Ордена. Во главе командорств были поставлены русские последователи императора, принявшие сан мальтийских рыцарей. Пенягино оказалось в "командорственном ведомстве тайного советника князя Вяземского". 

а неимением собственной церкви жители деревни были приписаны к приходу Успенской церкви в селе Чернове, в 3 верстах от Пенягина. То ли за дальностью расстояния, то ли из-за неладов со священником они не проявили рвения в исполнении церковных обрядов. В исповедной книге этой церкви за 1817 г. из 176 жителей Пенягина записаны только 60.
В 1839 г. надворный советник П.С. Деменков, сменивший в селе Знаменском-Губайлове прежних владельцев князей Долгоруких, задумал построить на речке Баньке большую писчебумажную фабрику с паровым и водяным двигателем. С разрешения властей он снял в аренду у крестьянских обществ деревни Пенягино и села Чернова несколько десятин земли, которые могли быть залиты водой после устройства плотины. 

Фабрика Деменкова через несколько лет прекратила работу, но плотина с прудом оставались, и арендная плата поступала исправно. А затем в фабричных корпусах купцы Поляковы организовали крупное суконное предприятие, рядом с ним возникла большая красильная фабрика купца Миттельштедта (на базе этих предприятий позже, уже в советское время, вырос Красногорский механический завод).

На месте мельницы под деревней, которая сдавалась в оброк сторонним людям, в конце XIX в. появилась небольшая шерстопрядильная фабрика. В 1890 г. она принадлежала московскому купцу Т.С. Борисоглебскому, в 1905 г. - купцу Сини-цыну. Работали на ней в разное время от 50 до 100 человек.

еревня Пенягино в дореволюционный период оказалась пролетаризированной в гораздо большей степени, нежели окружающие селения. Почти все трудоспособное мужское население (и вероятно, значительная часть женского) так или иначе было связано с фабричным производством: беднота-непосредственной работой на фабрике, зажиточные - ломовым извозом и мелкой торговлей.

Труд крестьян на фабриках сближал их с рабочими, оторванными от родного дома. Осенью и зимой 1905 г. крестьяне поддержали участников стачечных выступлений.
24 октября началась забастовка на Новоникольской фабрике и на фабрике Поляковых в поселке Баньки. На следующий день к ним примкнула и красильная фабрика. Рабочие собирались на собрания для выработки совместных требований к хозяевам. 26 октября забастовали и пришли на собрание рабочие с фабрики Синицына. Их хозяин в тот же день пошел на уступки и согласился со всеми требованиями рабочих, но они возобновили работу только 1 ноября, одновременно с рабочими других фабрик.

1917 г. и во время гражданской войны, когда страну охватил тяжелый промышленный кризис, население Пенягина оказалось в трудном положении. Недостаток скота привел к упадку земледелия: пахотные площади сократились со 150 до 118 десятин, заросли выгоны, а площади под лесом увеличились соответственно с 78 до 149 десятин. Пенягино утопало в лесах, но за их живописной красотой скрывалась растущая нужда. Только к концу нэпа начинает набирать силу крестьянское хозяйство. Этому содействовала продажа в кредит скота, в первую очередь лошадей и коров, беднейшему крестьянству. 

Новшеством в 1920-х гг. стала начальная школа, но в послевоенные годы она была закрыта, поскольку в Красногорске открылась новая семилетка, всего в километре от деревни.
О пенягинском колхозе, одном из 52 колхозов в Красногорском районе, газеты почти не писали. Ходил он в середняках и не отличался достижениями. В 1950-х гг., после ряда последовательных объединений, он вошел в состав колхоза "Завет Ильича". Полеводческая бригада получала сравнительно высокие урожаи картофеля, здесь находилась одна из ферм по откорму молодняка.
От лесного пейзажа за годы войны не сохранилось ничего. Весь лес был вырублен на дрова. И осталась деревня "среди долины ровныя", открытая всем ветрам. 

оседство Красногорска, испытывавшего крайнюю нужду в жилой площади, содействовало приросту населения в Пенягине. В 1961 г. здесь проживали 385 семей, а всего 1 361 человек. Но с развитием жилищного строительства в городах усиливается отток сельского населения: обветшавшие деревенские дома казались обузой молодежи. Практически деревня стала дачным пригородом, население которого удваивается и утраивается в летнее время и в выходные дни.

 

 

Литература: Акты феодального землевладения и хозяйства XIV- XVI вв. М., 1951-1961; Мачульский Е.Н. Красногорская земля. М., 1991; РГАДА, ф. 280, on. 3, д. 311; ЦГИАМ, ф. 483, on. 3, д. 1854, 1856.

В начало страницы

 

 

© 2001 Copyright ILVER