еревня Щукино располагалась на высоком берегу Москвы-реки, примерно в версте от устья речки Химки. С давних времен селились здесь люди, о чем свидетельствует стоянка периода позднего неолита, которую ученые датируют концом III - началом II тысячелетий до н. э.
Стоянка располагалась на небольшой террасе между высоким береговым склоном и рекой, возможно, на берегу пойменного озерца, на что указывает болотный характер отложений с культурными остатками. Скорее всего это было временное пристанище, так как фрагменты керамики принадлежали одному сосуду, не удалось найти кремневых орудий.

первой половине XV в. село Щукино входило во владения Константина Дмитриевича, удельного князя Угличского, который умер бездетным в 1433 г., а затем было передано Дмитрию Шемяке. Это был период, когда у Василия Темного временно сложились дружеские отношения с двоюродным братом (1440-1445). В дальнейшем, при возобновлении междоусобной войны, Дмитрий Шемяка потерял свои владения.

Позже, в конце XV в., село Щукино принадлежало князю Ивану Юрьевичу Патрикееву. В межевых грамотах села Тушина в 1570 и 1572 гг. Щукино упоминается как дворцовое село. Несомненно, что оно было разорено в Смутное время, но уже в 1623 г. отмечено как самостоятельное село матери царя Михаила Романова, "великой государыни инокини Марфы". После ее смерти село потеряло свое самостоятельное значение и стало рядовой деревней в составе вновь образованной Хорошевской конюшенной волости. Перепись 1644-1646 гг. показывает здесь -13 дворов и 27 жителей.

а Москве-реке под деревней Щукино был брод, через который шла дорога на Острогино (теперь Строгино) и Троицкое-Лыково. Это отразилось на планировке деревни, которая протянулась под углом к берегу Москвы-реки со стороны старой Волоколамской дороги, проходившей в то время по линии современных улиц Маршала Василевского и Маршала Бирюзова. Близ деревни на речке Химке круглогодично работали две мельницы-крупчатки, Верхняя и Нижняя, о трех поставах каждая. Отдельные предприимчивые крестьяне выписывались в купеческое сословие. В Отечественную войну 1812 г. деревня была разграблена и обнищала, после чего долгое время число жителей здесь не изменялось.

После реформ 1860-х гг. многие крестьянские общины сдавали пустующие земли, мельницы в аренду новоявленным купцам. Использовало свое право и Щукинское сельское общество. Свою "впустележащую" землю рядом с Верхней Химской мельницей, на пересечении Ильинского шоссе и речки Химки, участок которой носил название Чернуха (по речке Чернушке), они отдали в аренду сначала горному инженеру Н.Н. де Шарлевилю, а затем, с 1 ноября 1882 г., московскому 2-й гильдии купцу Ефиму Хрисанфовичу Белишеву сроком на 30 лет. Арендная плата составляла 300 рублей в год. 

о обе стороны от старой Волоколамской дороги в старину располагались леса - Ходынская роща села Хорошева и Большая Всехсвятская роща. Постепенно лесные участки сводились, и западная часть огромного Ходынского поля была занята под летние лагеря войск московского гарнизона, что и отразилось позже в названии Военное поле. На месте Ходынской рощи стояла лагерем 1-я Гренадерская артиллерийская бригада, квартировавшая неподалеку - в Николаевских казармах (на Хорошевском шоссе). А на опушке Всехсвятской рощи разместилось лагерное отделение Московского военного госпиталя для военных училищ. В 1897 г. здесь построили деревянную церковь великомученика Пантелеймона-целителя. Эта небольшая церковка походила на сруб деревенской избы. В 1902 г. к ней с южной стороны был пристроен каменный придел, посвященный иконе Божией Матери "Скоропослушница". Храм, посвященный этой иконе, - единственный в Москве. 

Часть Всехсвятской рощи, прилегавшая к Военному полю, в начале XX в. застраивается дачными домами, заселявшимися в основном семьями офицеров. После открытия в 1908 г. на Окружной железной дороге станции Серебряный Бор, дачный поселок получил название Всехсвятский Серебряный Бор.

1922 г. Военное поле переименовывают в Октябрьское и маневры здесь совершают уже полувоенные общественные формирования типа Осовиахима. Территория его входит в московские границы, а деревня Щукино остается в составе Козловской волости Московского уезда, а затем Кунцевского района Московской области.

В 1930-1940 гг. застройка прилегающих к Щукину территорий была малоэтажной и состояла из небольших ведомственных поселков. Название новых улиц не отличалось разнообразием: от 1-ой до 10-ой улицы Октябрьского поля.

ерритория Октябрьского поля была включена в городскую черту в 1937 г., а деревня Щукино вошла в состав Москвы в конце 1940 гг. Память о селении запечатлена в названиях улицы, проезда и станции метро, открытой 29 декабря 1975 г., а также в названии муниципального округа.

В начало страницы

 

 

© 2001 Copyright ILVER